Обзор изменений законодательства                                                          

Союз промышленников и предпринимателей Мурманской области
русский / english
Мнения
Главная
О СПП МО
Деятельность СПП МО
Структура Союза
Социальное партнерство
Пресс-центр
Важная информация
Налоговая конференция
Фотогалерея
Профессионально-общественная аккредитация образовательных программ
Контакты


Вступить в Союза промышленников и предпринимателей Мурманской области

 

Выставочный Центр Союза промышленников и предпринимателей Мурманской области



Погода в Мурманске

 

 

Пресс-центр / Мнения

«Нам очень хотелось бы, чтобы на федеральном уровне нас услышали»

Речь депутата Мурманской областной Думы Бориса Пищулина на пятом ежегодном региональном семинаре-совещании на тему: «Тарифное регулирование 2018 года и задачи Комитета по тарифному регулированию Мурманской области на следующий период регулирования»

Последовательная тарифная политика позволила в 2018 году не повышать тарифы на теплоэнергию по 18 муниципальным образованиям и, по итогам тарифной компании по установлению тарифов на 2018 год, сдержать рост совокупной платы граждан за коммунальные услуги, который составил в среднем по области не более 2,4%.

Несомненно, положительным является и перевод основной массы ресурсоснабжающих организаций на долгосрочное тарифное регулирование.

В целом, можно отметить, что среди регионов СЗФО Мурманская область занимает второе место по количеству субъектов регулирования и контроля, что отражает степень нагрузки и ответственности, которые ложатся на комитет.

Вместе с тем, как следует из отчета Контрольно-счетной палаты Мурманской области о результатах экспертно-аналитического мероприятия по анализу компенсации выпадающих доходов ресурсоснабжающим организациям во взаимосвязи с изменением тарифов для потребителей теплоэнергии, сложившаяся в области система не обеспечивает достижения поставленных целей субсидирования из областного бюджета.

По выводам КСП, установление тарифов на электроэнергию и выделение из бюджета сумм компенсации недополученных доходов в виде субсидии, рассчитанной как разница между экономически обоснованным тарифом и установленным тарифом не компенсирует убытки, сложившиеся у теплоснабжающий организаций в виде разницы между выручкой от реализации теплоэнергии и затратами на ее производство.

Одной из основных причин является низкая энергоэффективность оборудования и значительные потери при передаче теплоэнергии, превышающие нормативы до 2,5 раз от полезного объема отпуска теплоэнергии, как это отмечается в акте проверки КСП по отдельным теплоснабжающим организациям Печенгского района.

Конечно, здесь поле деятельности для Министерства ЖКХ, агентства энергоэффективности и муниципальных образований, но и КТР должен в полной мере исполнять возложенные на него функции в части осуществления регионального государственного за соблюдением организациями, осуществляющими регулируемые виды деятельности, требований о принятии программ в области энергосбережения и повышения энергетической эффективности и установления требований к этим программам.

В совокупности с иными функциями, в том числе по согласованию производственных программ организаций коммунального комплекса и осуществления мониторинга за их выполнением, это позволит способствовать повышению эффективности, и нам хотелось бы видеть работу КТР в этом направлении.

Следующий вопрос – это тарифы на перевозку пассажиров.

Искусственное сдерживание в течение длительного времени тарифов на перевозку пассажиров и определение экономически обоснованных тарифов для перевозчиков на минимальном уровне привело к накоплению серьезных проблем в данной области.

Это подтвердил и экономический анализ расходов перевозчиков, проведенный КТР.

Все это в комплексе может повлиять на бесперебойность осуществления пассажирских перевозок общественным транспортом, не способствует обновлению парка общественного транспорта и может создать проблемы в обеспечении транспортной безопасности.

Здесь нам нужно в обязательном порядке совершенствование методики формирования тарифов на транспортные услуги с целью выработки оптимальных механизмов регулирования тарифов, обеспечивающих баланс интересов транспортников и пассажиров.

Впереди у нас передача функций по тарифному регулированию пассажирских перевозок на муниципальных маршрутах органам местного самоуправления. Исполнительные органы государственной власти должны очень тщательно подойти к этому, научить местные органы власти и выстроить систему контроля, чтобы не усугубить ситуацию на транспорте.

Мы со своей стороны на уровне законодательного собрания соберем мнения и предложения муниципальных образований по проекту закона о передаче им функций тарифного регулирования на муниципальных маршрутах, чтобы учесть все возможные особенности и проблемы.

Также в числе новых задач, которые стоят перед КТР в 2018 году – установление для населения единого тарифа на услуги регионального оператора по обращению с твердыми коммунальными отходами.

И здесь нам тоже будут нужны очень взвешенные подходы.

Теперь о некоторых проблемах, связанных с принятием решений на федеральном уровне, на которые мы считаем необходимым обратить внимание.

Нас очень беспокоят в последнее время усредненные, можно сказать – шаблонные, подходы федеральных органов власти, применяющиеся как в МБО, так и в других вопросах, в том числе, и в тарифной политике, не учитывающие особенности отдельных регионов, а применяющие усредненные общероссийские показатели и значения.

Это в первую очередь относится к регионам Крайнего Севера, где имеется ряд особенностей, начиная с продолжительности светового дня, отопительного периода и ряда других особенностей, в том числе, так называемого северного удорожания.

Применительно к сегодняшней теме обсуждения, я хотел бы обозначить несколько проблем.

Первая проблема – это тарифы на электроэнергию для населения.

Мы понимаем подходы федеральных органов к уменьшению величины перекрестного субсидирования в электросетевом комплексе. Это отражается и в постановлении Правительства РФ от 31 июля 2017 года и в ряде новых нормативно-правовых актов и проектов актов, разработанных ФАС РФ.

Но это создает ряд проблем в тарифном регулировании при установлении тарифов для населения с учетом особенностей Мурманской области.

В нашем регионе с учетом имеющихся энергоизбыточных мощностей сложилась относительно низкая себестоимость генерации электроэнергии.

Это позволяло нам сдерживать рост тарифов на электроэнергию для населения, понимая, что в структуре коммунальных платежей населения очень значительную долю занимают одни из самых высоких, по сравнению с другими регионами, тарифов и платежей населения за тепловую энергию в связи с особенностями региона.

И более резкий рост тарифов на электроэнергию для населения увеличивает их совокупный платёж, создает проблемы в соблюдении предельных индексов, а также увеличивает расходы регионального бюджета на цели субсидирования и меры социальной поддержки.

Поэтому мы просили ФАС при рассмотрении вопроса об установлении предельных уровней тарифов на электроэнергию, поставляемую населению, на 2019 год сохранить те же пропорции, которые область соблюдала в предыдущие годы, учитывая, что даже при таком минимальном росте тарифа на электроэнергию для населения, они остаются одними из самых высоких по сравнению в другими энергоизбыточными регионами.

Здесь же хотелось бы добавить о необходимости решения вопроса о внесении изменений в Правила ценообразования в электроэнергетике, которые предусматривали бы установление особых условий ценообразования для субъектов, входящих в Арктическую зону и при наличии избыточных мощностей, в целях нивелирования отрицательного влияния особенностей Крайнего Севера на инвестиционную привлекательность региона.

Почему-то никто на федеральном уровне не задумывается, что совокупность северных особенностей, северного удорожания, транспортных расходов создает повышенные издержки для хозяйствующих субъектов, что практически делает их неконкурентоспособными, особенно в условиях действия закона о государственных закупках и практически лишает регион инвестиционной привлекательности.

И нам очень хотелось бы, чтобы нас услышали в этом отношении.

Все наши предложения на эту тему, в том числе по внесению изменений в Правила оптового рынка электроэнергии мощности подготовлены и направлены в Министерство энергетики РФ в конце прошлого года.

Ну и не могу не сказать ещё об одном решении федеральных органов, ещё больше усугубляющее и так не простые условия хозяйственной деятельности на территории региона – это решения 2017 года о значительном повышении цен на электроэнергию, приобретаемую потребителями европейской части страны и введения 1 июля 2017 года надбавки к цене на мощность для потребителей европейской части.

С учетом этих изменений в 2017 году среднегодовой рост стоимости электроэнергии для крупных потребителей достиг 16%, что привело к росту себестоимости готовой продукции до 10%.

В текущем году предполагаются ещё такие же дополнительные решения, которые будут продолжать эту гонку цен на электроэнергию со всеми вытекающими для региона последствиями.

Ещё раз отмечу, что необходимо отходить от эталонных усредненных подходов, не учитывающих особенностей региона, которые полностью перечеркивают все наши усилия по развитию северных территорий, приводят к ухудшению экономических показателей деятельности предприятий, снижению налоговых поступлений в бюджет и наносят прямой инвестиционный ущерб региону.

В связи с эти мы просим федеральные органы власти, в том числе ФАС, установить более справедливый механизм расчетов за электроэнергию, исключающий в 2018 году любую дополнительную ценовую и стоимостную нагрузку для Мурманской области.

И последняя проблема на тему электроэнергетики, связанная с формированием тарифов на электроэнергию, реализуемую котельными для последующей выработки теплоэнергии.

На территории Мурманской области 14 предприятий осуществляют производство теплоэнергии посредством электрокотельных. Экономически обоснованный тариф для данного вида котельных один из самых высоких на территории области.

Основной составляющей себестоимости вырабатываемой теплоэнергии на электрокотельных является стоимость покупаемой электроэнергии. При этом ежегодный рост цен на электроэнергию значительно опережает рост тарифов на теплоэнергию, не учитывает предельные индексы изменения платы граждан, устанавливаемые на федеральном уровне, и приводит к постоянному значительному росту субсидирования электрокотельных.

При трехпроцентном объеме теплоэнергии, производимой на электрокотельных, в общем балансе производимой теплоэнергии на их долю приходится более 30% от всей суммы субсидирования, а это почти 800 млн рублей!

Поэтому мы предлагаем, и такие предложения были направлены в Минэнерго РФ, поставку электроэнергии и мощности, приобретаемых гарантирующими поставщиками и энергосбытовыми компаниями для нужд электрокотельных, производить на основе регулируемых договоров и определить на федеральном уровне порядок и условия их заключения, хотя бы для энергоизбыточных регионов.

Законодательство РФ позволяет вырабатывать для отдельных субъектов особые условия формирования цен оптового рынка на электроэнергию и предоставлять льготы с учетом особенностей субъектов.

Вопрос по электрокотельным имеет и важное социальное значение и может служить определенным стимулом к расширению производства и инфраструктуры в муниципальных образованиях, как правило, это малые населенные пункты, и в целом скажется на улучшении структуры топливного баланса Мурманской области.

Ещё раз подчеркну, что нам очень хотелось бы, чтобы на федеральном уровне нас услышали:

– и по тарифам на электроэнергию для населения;

– и по возможности особых условий ценообразования для энергоизбыточных регионов;

– и по сдерживанию роста стоимости электроэнергии на оптовом рынке, хотя бы на уровне инфляции как в других регулируемых отраслях.

 

<< назад


 

Внимание!

Изменения в пенсионном законодательстве

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


 
 
© 2008 СПП МО г.Мурманск

создание сайта - Старт Икс